rus

Президент Владимир Путин использует наличные деньги один-два раза в год. А вы часто ли пользуетесь налом?

12 января 2019

А вы часто ли пользуетесь налом? Нет ли проблем с платежами в заграничных поездках? Были ли у вас неприятные ситуации, связанные с электронным банкингом, или всё удобно? Не настораживают ли вас инициативы правительства, связанные с отслеживанием платежей по картам? Играете в криптовалюты или хайп закончился?

Александр РОМАНЕНКО, президент корпорации «Адвекс. Недвижимость»:

– Какое-то количество наличных обычно при себе имею. На всякий случай. Но в основном, конечно, использую электронные карты. Хотя и здесь не всё гладко. Недавно столкнулись с проблемой: моя жена переводила со счёта своего предприятия на мой счёт дивиденды. Это были абсолютно легальные средства, с них были уплачены все налоги. Но банк (один из крупных госбанков, кстати) мало того что заблокировал перевод, но ещё и заморозил все её счета! Программа сочла этот перевод подозрительным. (Может оттого, что у нас фамилии разные?) И кроме как через Москву проблему было не решить. Здешние финансисты сказали, что на всё про всё понадобится 45 дней, и быстрее никак. Ладно, помог мой статус VIP-клиента, разобрались за неделю. Вот такая зависимость от капризов программного продукта, конечно, настораживает.

В международной практике развитые государства всячески стараются ограничить оборот наличных денег. Это мировой тренд. Но излишнее усердие может дать и обратный результат: появится бизнес-оппозиция, и часть компаний вернётся к расчётам в наличке.

Денис ЧЕСНОКОВ,девелопер проекта «СувантоЯрви»:

– А у меня вообще нет наличных денег. Я ими не пользуюсь, отвык уже. Иногда (крайне редко) бывают неловкие ситуации. Например, в школе на собрании родителям говорят: «Сдаём по 100 рублей» – а у меня и нет…

Безналичные расчёты стали привычными, как и электронный банкинг. Хотя проблемы случаются. У некоторых наших клиентов застряли переводы из-за границы. Банки просто замораживают счета, и чтобы их разблокировать, приходится тратить время.
Но в целом это удобно. Хотя не исключаю, что использование наличных будет становиться всё более популярным – как раз из-за избыточного регулирования.
С криптовалютами не играю, потому что не профессионал. А в этой сфере, чтобы добиться успеха, надо быть специалистом. И то не гарантия…

Владимир МЕЧТАЕВ, управляющий партнёр АБ «ФРЕММ»:

– Сейчас, конечно, пользуюсь наличными реже, чем раньше. Проблемы с оплатами по карте за рубежом могут быть. Однажды в Париже были с картой Сити-банка. Потом банк пояснил, что нужно их предупреждать о своём выезде за границу, чтобы не было таких ситуаций. И недавно была проблема при снятии наличных с карты банка «Санкт-Петербург» в Сингапуре. Разбираться с банком не стали, возможно, сама карта неисправна или в Сингапуре просто не работают их карты из-за того, что сингапурцы так понимают «режим санкций».

Отслеживание платежей, конечно, настораживает, но что тут удивительного? Правительство делает свою работу. Что касается криптовалюты, то азартные игры никогда не закончатся. Мне идея «поиграть в криптовалюту» как-то сразу не понравилась. Поэтому не играю.

Наличный оборот сокращается естественным путём, просто потому что безналичный удобнее. Но полного перехода на безнал, на мой взгляд, не будет.

Александр ОРТ, президент Группы компаний «ННЭ»:

– Использовать наличные деньги или банковскую карту – всё зависит от ситуации. Там, где это возможно, предпочитаю расплачиваться картой и даже стараюсь использовать телефон в качестве платёжного средства. Это вообще самый удобный способ. К сожалению, у нас ещё довольно много мест, где не принимают безналичную плату: при получении услуг, на рынке, в небольших торговых точках. Да и за границей, на Кипре например, тоже далеко не везде можно расплатиться картами. Конечно, их принимают в гостиницах и ресторанах, но не в небольших семейных кафе и лавочках. Для меня карта, без сомнения, удобнее. Но не всегда применима, к сожалению.

С криптовалютами я никогда не связывался и никому не посоветую.
А что касается хождения наличных денег в бизнесе, для меня как для руководителя и для наших экспертных организаций такого понятия вообще нет. Мы с момента основания работаем «в белую», без конвертов, поэтому потребности обналичивать деньги у нас нет.

Владимир БЫКОВ, директор Ассоциации СРО «БСК»:

– Чаще всего расплачиваюсь картой, наличными – довольно редко. В поездках, в том числе за рубежом, также использую банковские карты. До сих пор не подводили. Единственный момент – проверяю, по какому курсу банк списывает средства: у некоторых банков заграничное обслуживание выгоднее по сравнению с другими.
Считаю, что отслеживание платежей по картам у основной части населения России, не относящейся к держателям миллионных счетов в зарубежных банках, не оправданно и может притормозить использование онлайн-систем денежных переводов и в целом развитие цифровой экономики.

Что касается криптовалюты, у меня её нет, но считаю, что блокчейн – перспективная технология не только в финансовой сфере, но и, например, в области авторского права, охраны интеллектуальной собственности, и поэтому заслуживает внимания.
Переход к безналичным платежам – мировой тренд, и, безусловно, он весьма удобен. Однако надо понимать, что, если мы как жители мегаполиса не испытываем проблем с оплатой по карте, для многих обитателей глубинки это недоступно, необходимо развитие соответствующей инфраструктуры по всей России.

Екатерина БАРМАШОВА,маркетолог-аналитик СК «Темп»:

– Наличные использую в основном для оплаты спортивных кружков и детских секций.
За границей сложностей не возникало, может потому, что беру только карту Сбербанка. Электронный банкинг вполне удобен.

Отслеживание платежей немного напрягает. Неприятно, когда большое количество людей могут иметь доступ к моим личным данным, видеть, как расходуются мои деньги. Чувствуешь себя немного уязвлённой.

Муж одно время очень увлёкся криптовалютами. Даже что-то заработали на первой волне. Сейчас интерес остыл, поскольку прибыль не покрывает затраченного времени и денег.
Возможно, оборот наличных постепенно будет сокращаться. Правительство предлагает увеличить МРОТ до 30 000 рублей, значит, уменьшится число «обналички» на выплату зарплат для тех предприятий, которые продолжают работать с «серыми» зарплатами.

Николай АНТОНОВ, генеральный директор «МТЛ. Управление недвижимостью»:

– Наличными деньгами пользуюсь настолько редко, что бываю не в курсе, когда появляются новые купюры. Неприятные ситуации с дебетовыми картами были. Например, гостиницы снимали деньги за какие-то неизвестные услуги. Но такое случалось редко и было результатом не злого умысла, а технических ошибок. Стремление правительства установить полный контроль за денежными операциями граждан понятно и не уникально – все государства к этому стремятся. Предупреждён – значит, вооружен. Конечно, у самозанятых граждан (тренеров, репетиторов) может возникнуть желание снова получать деньги в конверте, но оно, во-первых, не всегда осуществимо. Много работы выполняется удалённо, часто заказчик и фрилансер находятся на большом расстоянии друг от друга. А во-вторых, сама жизнь подталкивает к безналичным расчётам: в США попытка расплатиться наличными за покупку в тысячу долларов вызовет удивление, такое происходит только в теневой экономике.

Ольга УЛЬЯНОВА, директор департамента рекламы и маркетинга ГК «Полис Групп»:

– Мы ещё очень далеки от полного перехода на безналичный расчёт. Не во всех магазинах Петербурга есть возможность оплаты по банковской карте, что же говорить об удалённых от мегаполиса районах? А на фоне общего роста цен в 2019 году для населения России будет более актуальным вопросом купить или не купить, а не каким способом оплатить покупку.

Дмитрий МАЙОРОВ, генеральный директор компании «Русь: Новые территории»:

– Я, конечно, стремлюсь быть похожим на президента. Но пока не настолько продвинут. Расчёты картой позволяют не таскать в карманах мелочь. Но в каких-то случаях небольшие суммы нужны. Наверное, не стоит указывать в графе «Назначение платежа» – взятка ГИБДД?

Недоразумения с электронными расчётами случались. Жена ездила в Бразилию; когда вернулась – с её карты продолжали списывать деньги. Причём попытки продолжались даже после того, как карту заблокировали. Пришлось перевыпускать.

Контроль за движением средств меня не пугает. Тем более, как мне кажется, это не столько попытка ввести новые формы надзора, сколько желание легализовать уже действующие. А вот возможные ошибки программного обеспечения – это серьёзно. Хорошо, если в спорных случаях решать будут люди (оператор). Но весьма вероятно, он просто не поймёт, почему программа приняла то или иное решение. Об этом надо серьёзно думать.

Алексей ШАСКОЛЬСКИЙ, заместитель руководителя департамента оценки ИПП:

– Я значительно чаще пользуюсь наличными, чем президент. Есть ещё точки, где можно рассчитываться наличкой, и даже есть места, где карты не принимают. Хотя их всё меньше.
Хочу (редкий случай) похвалить Отечество. Когда я во Франции рассчитывался, прикладывая к терминалу Apple Watch, это вызывало неподдельное изумление у работников торговли. Даже в дорогих магазинах. А у нас никто не удивляется, даже в «Дикси» – привыкли. Наверное, в силу более позднего старта в области цифровых технологий мы избежали каких-то ошибок, умудрились построить более современную инфраструктуру.

Сбои и неприятности при электронных расчётах были, но они не идут ни в какое сравнение с преимуществами и удобствами. «Цифра» облегчает нашу жизнь. И кошельки…

 

Источник:
Автор:
Елена Кузнецова, Андрей Некрасов, Халмурат Касимов, Юлия Михеева, Дмитрий Синочкин
архив Пресса о нас